cb527180     

Давыдов Исай - Я Вернусь Через 1000 Лет



И. Давыдов
Я вернусь через 1000 лет
Я шагаю по этой изумительно красивой земле гигантскими шагами. С поляны на поляну. С одного берега реки — на другой.

Я шагаю по зеленым лесам и сине-стальным озерам, пересекаю длинный, извилистый, как норвежские фиорды, залив и иду над голубым морем.
Впереди — огненная полоса заката. И над ней, как мрачные горы, — темные, лиловые тучи.
Это не южное море. Это северное море. Холодное море. Потому и закат тут в полнеба.
Я иду над морем на закат. И поднимаюсь все выше и выше.
Вот уже и тучи подо мною. И я легко перешагиваю с одной на другую.
Они сверху вовсе не темные, эти тучи. Они светлые, серебристые.
Не зря англичане в старину говорили: «У каждой тучки — серебряная изнанка».
Я шагаю по тучам, и надо мною плывут легкие, совсем уже белые облака, до которых не дотянуться — слишком высоко они.
Я ухожу все дальше и дальше от той, первой своей жизни, в которой было много радости и много горя.
Я молод. У меня крепкие руки и сильные ноги, и мускулы — как камни.
По существу, я еще мальчишка, но у меня седые волосы, и я видел столько, что этого хватило бы, наверное, на три полные жизни.
Я видел свою прекрасную родину, невообразимо далекую, совершенно недостижимую теперь. В наш век не всем выпадает такое великое счастье. Уже многие тысячи, сотни тысяч людей рождаются, живут и умирают, так и не побывав на своей родине.

А я, как сейчас, вижу улицы своего громадного родного города и свою школу на окраине, и поросшие лесом Уральские горы за ней.
Туда для нас нет возврата. Никто еще не возвращался отсюда туда.
Я видел бесконечность. Настоящую бесконечность, а не тесный, обжитой мирок Солнечной системы. Не всем дано видеть это.

Даже в наше космическое время.
И я узнал другую жизнь, полную опасностей и горя, неведомых уже на моей родине.
Мы сами выбрали себе такую жизнь. Нам не на что жаловаться.
А теперь я ухожу и из этой жизни. И скоро она еще может показаться легкой и прекрасной. Потому что впереди — худшее.
Я не хотел бы уходить в неизвестность. Но так уж сложилось...
Вначале мы уходили в неизвестность все вместе.
А теперь уходим по одному. Это труднее.
Вот и мой черед...
Я шагаю и шагаю по тучам на закат. Как дух. Как «бог».
Но я не дух. У меня крепкое земное тело. И все земное нужно ему. И долго еще будет нужно.
И пока я не «бог». Мне еще только предстоит стать «богом»...
Когда уходишь в другую жизнь, надо бы забыть все прежнее. Говорят, так легче.
Но пока я не могу забыть. И может, никогда не смогу.
Мне еще долго идти по тучам. Я буду перешагивать через острова и заливы, через леса и плоскогорья незнакомого материка.
Пока что он еще далеко впереди, этот материк, — громадный и неизвестный.
На нем сотни диких племен. А может — тысячи?
И которое из них — мое?
Я ничего не знаю о них, кроме того, что они — есть!
Там, на этом материке, я стану «богом».
Никогда еще не был «богом». И какой из меня «бог» получится?
Ведь в школе нас этому не учили...
Мне еще очень долго шагать по тучам. Наверно, успею вспомнить всю свою первую жизнь — с того самого дня, когда эта зловеще прекрасная планета потребовала от меня первой жертвы. Всю жизнь, как в древнем кино, — лента за лентой, кадр за кадром...
Лента первая. РОДИНА
1. Таня
До чего обманчивы девичьи «люблю!». И даже «очень люблю!». И даже «совершенно не могу без тебя!».
До чего легко они сменяются таким же горячим «не люблю!», «оказывается, не люблю!», «люблю, но не тебя...». До чего легко!
Я был уверен, что на такое способен кто угодно



Назад