cb527180     

Данилов Всеволод - Бизнес - Класс



ВСЕВОЛОД ДАНИЛОВ
(СЕМЕН ДАНИЛЮК)
БИЗНЕС – КЛАСС
Тайланд. Пляжный романчик.
Тайский пляж – это нечто, решительно отличающееся от всех прочих пляжей мира. Прочие могут быть – и бывают – куда комфортабельней. Особенно если запустить на тридцатиградусную жару официантов в смокингах, как это практикуется в пятизвездочной сети «Шератон».

Можно подтянуть прямо к морю извивающиеся по территории отеля бассейны, как сделано на Бали. И всетаки это будут совсем другие пляжи.
Потому что только здесь ступивший на океанский берег не передвигается в поисках прохлады за ускользающей тенью. Тень сама ищет клиента.
Длиннющая песчаная коса порезана на невидимые лоскуты, поделенные между отдельными обслуживающими бригадами. Конкуренция меж группами оглушительная.

Даже ночью члены бригад остаются ночевать на тонкоструйном песке, охраняя от соседей по бизнесу самое ценное свое достояние – сложенные в стопку зонты и металлические стержни. И едва по утру потянутся из отелей первые туристы, оживают и «пляжные» тайцы.

Они мечутся по асфальту, заманивая отдыхающих на свой лоскуток. Заманив, терпеливо семенят позади, пока клиент не подберет себе местечко поудобней, что в сущности есть не что иное как выпендреж.

Поскольку все эти «местечки» абсолютно одинаковы и отличаются единственно удаленностью от моря. Когда же отдыхающий соизволит наконец опустить свою исполненную самосознания плоть в шезлонг, перед ним тут же устанавливается дощатый столик, а в песок втыкается острие, к которому сноровисто приторачивается широкий пестрый зонт.

С этого мгновения вы можете забыть об угрозе обгореть. Потому что в течение всего дня обслуга, бдительно поглядывая на солнце, непрестанно переставляет зонты так, чтобы спрятать доверившегося им «мистера» от палящего солнца.
По мере заполнения отдыхающими пляж все больше начинает напоминать восточный базар. Вдоль тенистых рядов бродят с корзинами наперевес нескончаемые продавцы экзотических сувениров, тканей, разносчики газет.

На свободных «пятачках» ракладывают клиентов коренастые массажистки. Гортанные выкрики, примешиваясь к шуму прибоя, создают непрерывный убаюкивающий гул.
– Просто тащусь от Тайланда. Где еще можно прочувствовать себя властелином вселенной? – вицепрезидент московского банка «Авангард» [Здесь и далее возможное совпадение с названиями реально существующих коммерческих организаций носит случайный характер] крутоголовый Николай Ознобихин, потянувшись красным, будто разваренным телом, лениво скосился на ноги, подле которых примостилась с инструментом для педикюра тайка, хмуро ткнул пальцем в плохо прокрашенный мизинец.

Брезгливо принюхался. – Вот напасть! Опять немчуре обед из ресторана потащили. И как им не заподло шницеля на тридцатиградусной жаре!
Теперь и дремавший рядом Сергей Коломнин почуял пахнувший вдоль рядов запах горячего мяса и чуть приподнял курчавую голову. Точно! Двумя рядами ниже расположилась небольшая немецкая колония.
Немцев на отдыхе в таком изобилии он встречал в двух местах: в турецкой Анталии и здесь, в Поттайе. Но это, доложу вам, были разные немцы.
В Анталии, в сонных отелях «Кемервиста», в сопровождении своих раскормленных, бройлерных жен, они вели неспешный, растительный образ жизни, лениво возбуждаясь по вечерам после двухтрех бокалов холодного пива.
В Тайланд немцы приезжали без жен. И, надо сказать, другими людьми. В первый же вечер брали напрокат две вещи: мотоцикл и тайку. Так что обычное зрелище на улицах Поттайи – несущийся вдоль магазинов бородач, придавивший тучным тел



Назад